Иcmopuя uз 90-x, кomopaя зacmaвuлa мeня плaкamь

Oчepeдь зa aпeльcuнaмu u яблoкaмu. Omпуcкaюm пo пapу кuлoгpaмм в pукu. Bce нepвнuчaюm. Mужчuнa зaкaзывaem пяmь кuлoгpaмм. Buд у нeгo oбopвaнный u нecчacmный.

Очередь за апельсинами и яблоками. Отпускают по пару килограмм в руки. Все нервничают. Мужчина заказывает пять килограмм. Вид у него оборванный и несчастный.

Очередь возмущена:

— Не давать!

— Спекулянты!

— Зачем вам столько?

И вдруг неожиданный ответ:

— Детям в детский дом…

Все замерли. А он повернулся и извиняющимся тоном объяснил очереди:

— Представляете как им сейчас тяжело? Кто им еще купит? Сейчас же каждый сам за себя…

Тишина. Очередь потрясенно молчит.

Я помню ощущение растерянности и стыда за то, что мне даже в голову не пришло помочь кому-то. И радости, оттого что не все потеряно, если кто-то думает о ближнем.

Я до сих пор помню этого советского человека — бедного, неустроенного. И милосердного.

Елена Рог
Отрывок из эссе «Границы рая и ада»
из книги «О светлячках и хьюмидорах»

Оцените статью
NonBox